The Guardian: крымские татары обвиняют Россию в похищениях и политически мотивированных арестах

Москва пытается запугать активистов в Крыму, чтобы они смирились с аннексией. Все больше людей на полуострове исчезает.

Об этом пишет в своей статье о крымских татарах Шон Уокер, московский корреспондент британской газеты The Guardian. Журналист описывает положение крымских татар на полуострове после его аннексии Россией.
«Крымские татары жили на этой территории (В Крыму – «15 минут») в течение многих столетий, прежде чем ее заселили русские или украинцы. В настоящее время татары составляют лишь примерно 13% населения Крыма. В 2014 году: во время аннексии региона Россией, крымские татары бойкотировали спешно организованный референдум, лидеры общины также призывали Крым остаться в составе Украины», − пишет Уокер.
За два с половиной года на полуострове каждую неделю появляются сообщениях о задержаниях, допросах или просто исчезновениях активистов.
«В этом новом гибридном гетто Владимира Путина нет проволочных заборов – пока. Вместо проволоки – наполненная ненавистью ТВ-пропаганда, тотальное наблюдение и постоянное преследование», − цитирует журналист заместителя генерального директора телекомпании ATR Айдера Муждабаева.
Крымскотатарские активисты обвиняют Россию в попытках запугать их и заставить подчиниться.
«Они уже поняли, что не смогут заставить крымских татар любить власть, поэтому сейчас задача состоит в том, чтобы заставить их замолчать», − рассказал Ильми Умеров по телефону из Бахчисарая.
До аннексии Крыма, поясняет The Guardian, Умеров девять лет был мэром (главой райгосадминистрации – «15 минут») Бахчисарая − исторической столицы крымских татар. Он оставался на посту в течение первых нескольких месяцев после российского захвата, но затем ушел в отставку, заявив, что не может служить оккупационному режиму. Тогда и начались его проблемы.
Теперь «власти» Крыма «судят» Умерова за сепаратизм. В августе его поместили в психиатрическую больницу для принудительного прохождения стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Таня Купер, украинский исследователь в Human Rights, назвала лечение Умерова «позорной попыткой использовать психиатрию, чтобы заставить его замолчать и очернить его репутацию, популярная практика в отношении диссидентов в Советском Союзе». Уокер также рассказал читателям о коллаборационистах в Крыму.
«Некоторые крымские татары решили сотрудничать с русскими, либо из убеждения, либо посчитав, что Россия в Крыму надолго. Они пришли к выводу, что поиск способа сотрудничать с властями − это лучший вариант. Большинству лидеров общины, которые по-прежнему выступают против российской власти, либо запрещен въезд в регион, например, крымскотатарскому лидеру Мустафе Джемилеву, который сейчас находится в Киеве, либо против них выдвинуты обвинения в совершении уголовных преступлений».
Крымские татары, рассказывает Уокер, постоянно испытывают чувство страха, что в любое время может произойти что-то плохое, особенно для тех, кто хочет, чтобы их голоса услышали. Крымские татары сообщают о частых «визитах» российской службы безопасности, которая предлагает мирное существование в обмен на информацию об общине.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.