WSJ: РФ пытается поглотить оккупированные районы Донбасса, одновременно усиливая террор в Киеве и других местах

Оригинал публикации The Wall Street Journal: Putin’s Dangerous New Ukraine Doctrine

«На моей встрече с Путиным санкции не обсуждались», — сообщил в воскресенье в Твиттере Дональд Трамп. — Ничего делать не будем, пока не будут решены украинская и сирийская проблемы!» А за несколько часов до встречи президентов госсекретарь Рекс Тиллерсон подтвердил жесткий курс Америки на санкции, назначив главным посланником США в Украине антироссийского ястреба Курта Волкера (Kurt Volker).

Трамп и Путин добились определенного прогресса в Сирии, однако Москва активизирует свои усилия по дестабилизации Украины. Путин не хочет направлять туда крупные военные силы, однако в ходе боевых действий на востоке Украины каждую неделю гибнет пять-шесть человек. В последнее время Кремль идет на эскалацию агрессии, нанося удары по гражданским объектам, осуществляя заказные убийства, проводя кибератаки с целью подрыва государства и его экономики, а также занимаясь экономической и частичной политической интеграцией оккупированного региона с Россией.

Война Путина против Украины обернулась ему боком. Его агрессия консолидировала общественное мнение, и один недавний социологический опрос показал, что 92% людей, живущих на подконтрольной Киеву территории, сегодня считают себя украинцами. 10 лет назад таких людей было 75%. Отчасти такие изменения объясняют отсутствием информации из оккупированных районов Украины, но в основном это вызвано меняющимся отношением общества. Путина также сдерживает крепнущий военный потенциал Украины и раздражают признаки экономического подъема в этой стране, что является результатом реформ президента Петра Порошенко.

Для Путина это неприемлемо. Россия несет большие экономические потери из-за санкций. Кроме того, нарастает угроза общественного недовольства в обнищавших районах Украины, которые она контролирует. На территории Украины сегодня 1,8 миллиона внутренне перемещенных лиц, 600 тысяч человек уехали в Россию, а в Донецкой и Луганской «народных республиках» совокупная численность населения составляет более 3,5 миллиона человек. Многие из них — пенсионеры, живущие на пенсии, которые выплачивает украинское государство. Остальные — шахтеры и рабочие промышленных предприятий, которые тесно связаны с украинской экономикой.

Путин в ответ наращивает агрессию. За первые пять месяцев 2017 года резко возросло количество ударов по больницам, школам, заводам и прочим гражданским объектам, в результате чего погибли 44 человека. Террористические акты и убийства в Киеве и других местах стали обыденностью. 27 и 28 июня в результате подрыва автомобилей погибли два полковника украинской службы безопасности. 1 июня российский гражданин, притворившийся корреспондентом французской газеты Le Monde, выстрелил в чеченского добровольца из украинского ополчения, но не убил его. В конце марта убийца из аннексированного Россией Крыма расстрелял бывшего российского депутата и критика Путина, который получил убежище в Украине.

Москва также ускоренными темпами осуществляет интеграцию оккупированного Донбасса с Россией. 18 февраля Путин издал указ, позволяющий российским государственным и частным организациям принимать паспорта и прочие удостоверяющие личность документы, выданные т.н. «ДНР» и «ЛНР». Российская пресса широко растиражировала заявление лидера луганских террористов Игоря Плотницкого о том, что данный указ является «шагом на пути международного признания нашего суверенитета».

Экономика т.н. «ДНР» и «ЛНР» начала быстро переходить на российский рубль. Очередной шаг в этом направлении был сделан 5 марта, когда «народные республики» конфисковали около 40 крупных частных украинских компаний. Эти компании давали работу местному населению, а налоги платили Киеву, неизменно отказываясь платить их изменническим властям.

Эта «национализация» является военным преступлением по правилам Женевской конвенции. И хотя ее ускорило неофициальное торговое эмбарго, введенное в январе против восточных регионов украинскими гражданскими активистами, та оперативность, с которой была проведена конфискация, говорит о том, что все это планировалось уже давно. В день захвата на «национализированных» предприятиях появились высокопоставленные российские управленцы и объявили, что они берут руководство на себя.

В середине марта прокремлевские СМИ написали о создании в аннексированной Москвой крымской Ялте «интеграционного комитета „Россия-Донбасс»». Российские СМИ раструбили о призыве Плотницкого провести референдум о присоединении т.н. «ЛНР» к России.

В начале апреля на восток Украины прибыл бывший заместитель губернатора Иркутской области Владимир Пашков, чтобы вступить в административное управление ключевыми индустриальными холдингами Донбасса, о чем сообщило российское информационное агентство РБК. 25 апреля появилась новость о том, что российский парламент готовит проект поддержанного министром иностранных дел Сергеем Лавровым закона об упрощении процедуры выдачи российских паспортов жителям оккупированного Донбасса. Объединение депутатов, называющее себя «Группа друзей Донбасса», объявило о создании центров по оказанию содействия в процессе натурализации.

Россия также усиливает вмешательство во внутриполитическую жизнь остальной Украины, проводя кибератаки против правительственных учреждений и бизнеса, и используя пятую колонну. Это действия из хорошо известного сценария, который Россия использовала для разжигания сепаратизма в грузинских регионах Абхазия и Южная Осетия. Там тоже российские войска помогли местным силам захватить территорию у суверенного государства, поставили российских советников и стали выдавать российские паспорта. Сегодня Кремль признает эти образования в качестве независимых государств.

Все это отнюдь не означает, что Кремль окончательно решил навсегда отделить т.н. «ДНР» и «ЛНР» от Украины. Больше всего Путин хочет, чтобы вне зависимости от будущего статуса этих регионов там главенствовала Россия, а не Киев. Те радикальные шаги, которые предпринимает Россия, включая теракты, наглядно показывают, что Путин стремится пустить под откос подписанное в 2015 году соглашение Минск-2, хотя сам показывает пальцем на Украину, обвиняя ее в отсутствии прогресса в деле достижения мира.

Соединенные Штаты и Европа должны дать решительный ответ на новую активизацию российской гибридной войны. Назначение Волкера спецпредставителем по российско-украинскому конфликту сигнализирует о том, что США будут проводить прагматичную и жесткую политику. Это хороший знак, свидетельствующий о том, что личная симпатия между Трампом и Путиным не возьмет верх над потребностями силовой политики и дипломатии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.